Кинематограф США // Винни-Пух - Винни-Пух в СССР и России

07 февраля 2011


Оглавление:
1. Винни-Пух
2. Цикл Милна
3. Персонаж
4. Продолжение Дэвида Бенедиктуса
5. Борьба за авторские права
6. Винни-Пух в СССР и России
7. Винни-Пух в литературе и философии
8. Винни-Пух в популярной культуре
9. Список фильмов студии Диснея о Винни-Пухе
10. Настольные игры о Винни-Пухе



Образ Винни-Пуха, созданный художником Э. Назаровым и мультипликатором Ф. Хитруком

Первый перевод «Винни-Пуха» в СССР вышел в 1958 году в Литве, его выполнил 20-летний литовский писатель Виргилюс Чепайтис, пользовавшийся польским переводом Ирены Тувим. Впоследствии Чепайтис, познакомившись с английским оригиналом, существенно переработал свой перевод, переиздававшийся в Литве неоднократно.

Пересказ Бориса Заходера

История Винни-Пуха в России начинается с того же 1958 года, когда с книгой познакомился Борис Владимирович Заходер. Знакомство началось с энциклопедической статьи. Вот как рассказывал он сам об этом:

Наша встреча произошла в библиотеке, где я просматривал английскую детскую энциклопедию. Это была любовь с первого взгляда: я увидел изображение симпатичного медвежонка, прочитал несколько стихотворных цитат — и бросился искать книжку. Так наступил один из счастливейших моментов моей жизни: дни работы над «Пухом».

«Детгиз» отверг рукопись книги. В 1960 году её удалось издать в только что учреждённом издательстве Минкультуры РСФСР «Детский мир» тиражом в 215 тысяч экземпляров с иллюстрациями Алисы Ивановны Порет. Первоначальное название книги было «Винни-Пух и все остальные», впоследствии утвердилось название «Винни-Пух и Все-все-все». В 1965 году уже ставшая очень популярной книга вышла и в Детгизе. В выходных данных первых нескольких изданий автором книги был ошибочно указан «Артур Милн». Уже в 1967 году русский Винни-Пух был издан в американском издательстве «Даттон», где выпускалось большинство книг о Пухе и в здании которого в то время хранились игрушки Кристофера Робина.

Песенка Винни-Пуха

Хорошо живёт на свете Винни-Пух!
     Оттого поёт он эти Песни вслух!
     И неважно, чем он занят,
     Если он толстеть не станет,
     А ведь он толстеть не станет,
     А, наоборот,
     по-
     ху-
     деет!

Борис Заходер

Заходер всегда подчёркивал, что его книга — не перевод, а пересказ, плод сотворчества и «пересоздания» Милна по-русски. Действительно, его текст не всегда буквально следует за оригиналом. Ряд находок, отсутствующих у Милна, удачно вписывается в контекст произведения. Не имеет полной параллели у Милна и широкое употребление прописных букв, частое олицетворение неодушевлённых предметов, большее количество «сказочной» лексики, не говоря уже о немногочисленных скрытых отсылках к советской действительности.

Кроме того, композиция и состав оригинала соблюдены не полностью. В редакции пересказа Заходера, появившейся в 1960 году, имеется только 18 глав; две из оригинальных глав Милна — десятая из первой книги и третья из второй — пропущены. Отсутствуют предисловия и посвящения к обеим частям, как и само авторское разделение на две книги. Из разночтений наиболее заметна радикальная переработка и сокращение рассказа о происхождении имени Пуха в начале книги. В 1990 году, к 30-летию русского Винни-Пуха, Заходер перевёл обе пропущенные главы. Третья глава второй книги публиковалась отдельно в журнале «Трамвай», в февральском выпуске 1990 года. Обе главы вошли в окончательную редакцию заходеровского пересказа в составе сборника «Винни-Пух и многое другое», вышедшего в том же 1990 году. В этой редакции, как и в первой, отсутствуют предисловия и посвящения. Сам факт существования более полной редакции заходеровского пересказа сравнительно малоизвестен; в культуру текст уже успел войти в сокращённом виде.

В то же время ряд исследователей, включая Е. Г. Эткинда, относят это произведение всё же к переводам. Текст Заходера также сохраняет языковую игру и юмор оригинала, «интонацию и дух подлинника» и «с ювелирной точностью» передаёт многие важные детали. К достоинствам перевода относится также отсутствие излишней русификации мира сказки, соблюдение парадоксальной английской ментальности.

Книга в пересказе Заходера с 1960-х-1970-х годов была исключительно популярна не только как детское чтение, но и среди взрослых, в том числе научной интеллигенции. В постсоветский период продолжается традиция присутствия заходеровского «Винни-Пуха» в устойчивом кругу семейного чтения.

Иллюстрации

В советское время получили известность несколько серий иллюстраций к «Винни-Пуху».

Алиса Ивановна Порет, известная ленинградская художница, ученица Петрова-Водкина и Филонова, иллюстрировала самое первое издание пересказа Заходера и ряд последующих. Наряду с небольшими чёрно-белыми картинками, Порет создала и цветные многофигурные композиции, а также первую карту Стоакрового леса на русском языке.

Эдуард Васильевич Назаров — один из художников-аниматоров, участвовавших в создании мультфильмов Хитрука. Ему принадлежат графические черно-белые иллюстрации, очень близкие к образам мультфильма и также получившие большую популярность. На некоторых из них фигурируют Тигра, Крошка Ру, родственники и знакомые Кролика, которых нет в мультфильмах.

Другое издание книги о Винни-Пухе иллюстрировал в цвете Виктор Чижиков.

Более 200 цветных иллюстраций, заставок и рисованных заголовков к «Винни-Пуху» принадлежит Борису Диодорову. Б. Диодоров и Г. Калиновский являются авторами чёрно-белых иллюстраций и цветных вкладок в издании «Детской литературы» 1969 г.; цикл цветных диодоровских иллюстраций создан в 1986—1989 г. и появлялся в нескольких изданиях.

Украинский перевод Леонида Солонько иллюстрировал Валентин Чернуха.

В 1990-е—2000-е годы в России продолжают появляться новые иллюстрации к «Винни-Пуху». Борис Диодоров продолжил свой цикл иллюстраций для расширенного издания перевода Заходера.

Мультфильмы Фёдора Хитрука

В студии «Союзмультфильм» под руководством Фёдора Хитрука было создано три мультфильма:

  • Винни-Пух — основан на первой главе книги
  • Винни-Пух идёт в гости — основан на второй главе книги
  • Винни-Пух и день забот — основан на четвёртой и шестой главах книги.

Сценарий написал Хитрук в соавторстве с Заходером; работа соавторов не всегда шла гладко, что стало в конечном счёте причиной прекращения выпуска мультфильмов. Некоторые эпизоды, фразы и песни отсутствуют в книге и сочинены специально для мультфильмов; впоследствии эти песни Заходер включал как приложение в сборник «Винни-Пух и многое другое». С другой стороны, из сюжета мультфильма исключён Кристофер Робин; в первом мультфильме его сюжетная роль передана Пятачку, во втором — Кролику.

Во время работы над фильмом Хитрук так писал Заходеру о своей концепции главного персонажа:

Я понимаю его так: он постоянно наполнен какими-то грандиозными планами, слишком сложными и громоздкими для тех пустяковых дел, которые он собирается предпринимать, поэтому планы рушатся при соприкосновении с действительностью. Он постоянно попадает впросак, но не по глупости, а потому, что его мир не совпадает с реальностью. В этом я вижу комизм его характера и действия. Конечно, он любит пожрать, но не это главное.

Для озвучивания сериала были привлечены актёры первой величины. Винни-Пуха озвучивал Евгений Леонов, Пятачка — Ия Саввина, Иа-Иа — Эраст Гарин.

Цикл мультфильмов получил огромную популярность. Цитаты из него стали общим достоянием советских детей и взрослых и послужили основой для создания образа Винни-Пуха в советском юмористическом фольклоре. Всего в разговорную речь горожан вошла 21 цитата из фильма, половина которых приходится на фильм «Винни-Пух и день забот».

За этот цикл в числе прочих работ Хитрук получил в 1976 году Государственную премию СССР.

Во время работы над фильмом режиссёр не знал о существовании мультфильмов студии Диснея о Винни-Пухе. Позже, по словам Хитрука, его версия понравилась диснеевскому режиссёру Вольфгангу Райтерману. В то же время то, что советские мультфильмы были созданы без учёта принадлежащих студии Диснея исключительных прав на экранизацию, сделало невозможным их показ за рубежом.

Анекдоты

Винни-Пух и Пятачок стали персонажами цикла советских и постсоветских анекдотов, обычно относимых к «детским анекдотам». Этот цикл является также и свидетельством популярности мультфильмов среди взрослых, так как анекдоты выходят далеко за пределы «детского юмора», а многие и подчёркнуто «недетские». «Популярность Винни-Пуха, Чебурашки и компании поддерживалась ещё и их функционированием в книжной среде, хотя, конечно, основную роль в образовании анекдотов сыграли всё-таки мультфильмы: во-первых, в анекдотах пародируются фразы и сюжеты из мультфильмов, а во-вторых, многие дети, рассказывающие анекдоты, данных книг ещё не читали, зато смотрели мультфильмы».

Заходит как-то Пятачок к Винни-Пуху, а дверь открывает какая-то медведица.
— Здрасьте, а Винни-Пух дома?
— Во-первых, не Винни-Пух, а медведь Вениамин Пульхериевич, а во-вторых, его нету дома!
Пятачок, обидевшись:
— Ага, тогда передайте, что Хряк Полтинник заходил!

В них на первый план выходит очевидная уже в фильме Хитрука некоторая брутальность и прямолинейность образа Пуха. Как отмечает исследователь, «Ф. Хитруку пришлось сделать самого Винни-Пуха более взрослым и агрессивным, перевалив бремя инфантилизма целиком на Пятачка». В анекдотах медведю также приписываются «взрослые» черты — помимо «любителя пожрать» Пух становится любителем выпить и отпустить остроту с сексуальным подтекстом. Объектом пародии предстаёт дружба Пуха и Пятачка, превращающаяся в соперничество: «большой и сильный» Пух проявляет агрессию к беззащитному и несамостоятельному Пятачку. Нередко в анекдотах в духе «детской жестокости» и чёрного юмора обыгрываются «гастрономические» качества Пятачка. Комический эффект часто возникает из-за несоответствия коммуникативной ситуации Пуха и Пятачка. Наконец, анекдоты о Пухе и Пятачке, как и цикл о Штирлице, содержат элементы языковой игры.

Анекдоты продолжают создаваться и в постсоветское время: так, в одном из вариантов приведённого выше текста с Пятачком разговаривает секретарь Пуха — «нового русского», а в другом анекдоте Пятачок подаёт донос «Хорошо живёт на свете Винни-Пух» в налоговую инспекцию.

Сетевой юмор

Винни-Пух вызвал к жизни большой пласт сетевого юмора. Это не только анекдоты, но и повести разных авторов. Наиболее популярная тема — Винни-Пух как хакер и сисоп.

Публикация оригинала

В 1983 году под редакцией и с примечаниями филолога-англиста А. И. Полторацкого в Москве в издательстве «Радуга» были изданы в одном томе все четыре прозаические и стихотворные книги о Пухе и, в приложении к ним, шесть эссе Милна; так советский читатель, владеющий английским языком, смог познакомиться и с оригинальным текстом. Предисловие к книге написал советский литературовед Д. М. Урнов: эта работа содержала один из первых «взрослых» разборов текста милновского цикла в России. Интерес Полторацкого к Винни-Пуху пробудили студенты Отделения структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ, предложившие разбирать английский текст «Винни-Пуха» во время занятий на спецкурсе.

Новые переводы

Обложка двуязычного издания — оригинал и перевод Виктора Вебера. В оформлении обложки использована иллюстрация Шепарда «Кристофер Робин посвящает Пуха в рыцари»

1990-е годы стали временем создания новых русских переводов «Винни-Пуха». Пересказ Заходера перестал быть единственным.

Перевод Виктора Вебера стал наиболее известным из альтернативных заходеровскому и несколько раз выходил в издательстве «ЭКСМО»; кроме того, он был напечатан параллельно оригиналу в двуязычном комментированном издании, вышедшем в 2001 году в издательстве «Радуга». В версии Вебера сохранены посвящение и разделение на две части , полностью переведены все 20 глав. Тем не менее, по мнению ряда критиков, этот перевод не столь ценен с художественной точки зрения, как заходеровский, а также в ряде мест неточно передаёт оригинал, пренебрегая языковой игрой; переводчик последовательно стремится избегать решений Заходера, даже там, где они бесспорны. Критиковались также переводы стихов. У Вебера Пятачок — Хрюка, Слонопотам — Хоботун, а Тигра — Тигер.

Winnie Пух

«Доброе утро», сказал Пух.

«Доброе утро, Пух-Медведь», сказал И-Ё мрачно. «Если это действительно доброе утро», говорит. «В чём я», говорит, «сомневаюсь».

«Почему? Что за дела?»

«Ничего, Пух-Медведь, ничего. Мы все не можем, а некоторые из нас просто не хотят. Вот, собственно, и всё».

«Чего все не могут?» сказал Пух, потерев нос.

«Развлечения. Песни-пляски. Танцы-шманцы. Широка страна моя родная».

«О!» сказал Пух. Он долго думал, а затем спросил: «Какую страну ты имеешь в виду?»

Вадим Руднев, Татьяна Михайлова

Перевод Вадима Руднева и Татьяны Михайловой издавался сначала в составе работы Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка», а затем выдержал несколько отдельных изданий. Хронологически это второй перевод после заходеровского. Переводчики ставили целью создать «взрослого», «интеллектуального» Пуха, ассоциирующегося прежде всего с литературой и философией 1920-х годов. К этой цели они шли через сознательную эклектику, во многом отдаляясь от оригинала. Названия глав и отчасти текст, по установке Руднева и Михайловой, стилизованы под Фолкнера, стилистика стихотворений и отчасти диалогов — под русскую и советскую массовую поэзию, ряд имён собственных и нарицательных оставлен без перевода для соответствующего восприятия и проч. У Руднева и Михайловой Пятачок — Поросёнок, Сова — Сыч, Кенга — Канга, Иа-Иа — И-Ё. С точки зрения А. Борисенко, «перевод оставляет впечатление некой литературной мистификации, где один текст выдаётся за другой… не является ни точным, ни научным, ни просветительским. Строго говоря, он вообще не является переводом. Это своеобразная игра с господствующей традицией, деконструкция, произвольное выделение одной части целого с нарушением всех пропорций». Согласно М. Елифёровой, Руднев «насыщает текст непристойностями, отсутствующими в оригинале».

В 1996 году в издательстве «Моимпекс» вышел с параллельным английским текстом, «для удобства изучения языков», перевод Т. Ворогушина и Л. Лисицкой, который, по мнению А. Борисенко, «вполне отвечает» задаче подстрочника, но, по оценке М. Елифёровой, «полон немотивированных отступлений от оригинала, а также таких погрешностей против русской стилистики, которые не оправдываются ссылкой на задачи подстрочника». Имена сохранены те же, что у Заходера, однако Сова в соответствии с оригиналом сделана персонажем мужского пола, что с таким именем в русском языке выглядит как ошибка.

Наконец, нужно упомянуть о трансформации имён героев в переводах диснеевских мультфильмов, хотя к переводу текста Милна это и не имеет отношения. Так как имена Пятачок, Тигра, Иа-Иа придуманы Заходером, то в последнее время эти имена в диснеевской продукции были изменены на другие.



Просмотров: 13527


<<< Билли, Вилли и Дилли
Айрис Гейнсборо >>>